Международное творческое объединение
Логин    
Пароль  
Восстановление пароля


Новости партнеров


  • Фотографы мира
Главная >> Галереи >> Фотографы мира >> Ньюман Арнольд
2010-07-06 11:28:52

Ньюман Арнольд

Арнольд Ньюман

Арнольд Ньюман


Мастера фотографии. Родился 3 марта 1918 года в Нью-Йорке. Его отец был мелким коммерсантом: сначала шил и продавал одежду, позже управлял несколькими маленькими гостиницами. 1930-е годы были тяжким временем для мелкого бизнеса, но когда у Арнольда обнаружились художественные наклонности, отец не жалел средств на их развитие. «Это было прекрасно: даже в самую глубокую депрессию родители умудрились раздобыть денег на мои уроки рисования», – любил рассказывать Ньюман много лет спустя.



  С 1936 по 1938 год молодой человек изучал живопись в Университете Майами. Позже он с благодарностью вспоминал своих учителей, но настоящей школой для него стали залы музеев и художественных галерей. «Это было время, когда новое искусство начинало проникать в Америку – Пикассо, Брак, Матисс, Мондриан, Шагал и многие другие», – вспоминал Арнольд Ньюман, – «Журнал "Life", который в то время стал очень популярен, начал их печатать. Позже когда я увлекся фотографией ... я познакомился с работами Стиглица, Стейхена, Стренда, фотографов работающих на Администрацию по делам малоимущих фермеров (Farm Security Administration) – кстати сказать, я почти стал одним из них, но они как раз распались, когда я познакомился с Ройсом Штрейхером, который ими руководил».
   Доучиться Ньюману не пришлось, в 1938 году финансовое состояние семьи стало катастрофическим и ему пришлось зарабатывать на жизнь. «Мой отец потерял все свои деньги в банке за одну ночь», – сокрушался он. Вскоре после этого печального события он поехал в Филадельфию где стал фотографом. Молодой человек взял взаймы у своего дяди фотокамеру и принялся экспериментировать. Его первой фотографией стал портрет чернокожей женщины с ребенком: «Я увидел эту женщину и спросил можно ли ее сфотографировать – я всегда спрашиваю разрешения. Она подняла на меня глаза, кивнула и опять занялась ребенком. ... Я изучил композицию и нажал на кнопку. В моих работах можно увидеть влияние многих: от Уолкера Эванса до Мондриана и до бог знает кого еще. Но эта работа была сделана только под влиянием чувства композиции».
    Три года Арнольд Ньюман работал в очень дешевых студиях. В то время клиент платил за фотографию 49 центов и, хотя работы было хоть отбавляй – иногда приходилось делать более сотни портретов в день, молодой фотограф на первых порах получал менее 20 долларов в неделю. Первое время ему казалась, что это ненадолго, что вот-вот Великая депрессия кончится, и он снова вернется к холсту и кистям. Но к несчастью (скорее к счастью) жизнь распорядилась иначе: «... через 6, 7, 8 лет после того как я увлекся фотографией я понял что может потребоваться 6, 7, 8, даже 10 лет чтобы опять вернуться к живописи. К тому времени мои работы уже принял Музей Современного Искусства и в других музеях, я затратил слишком много сил, чтобы все бросить».
   С самого начала его неприятно удивил тот факт, что все фотографии смотрятся одинаково, ничего не сообщая о личности портретируемого: «Вы смотрите на фотографию президента Тафта в Белом доме и видите, что она могла быть снята в любом офисе в любой точке земного шара». Портрет в лучшем случае раскрывал внешность модели, умалчивая о его профессии, пристрастиях, привычках и тому подобное. Это положение никак не устраивало молодого фотографа и уже в начале 1940-х годов он начал экспериментировать с тем, что позднее назовут «портрет в естественной обстановке» («environmental portraiture»).
   Сам Ньюман считал «environmental portraiture» чем-то вполне естественным: «Я ведь воспитывался на живописи», – пояснял он, – «Портрет должен быть цельной композицией, говорящей о предмете внимания, – не просто изображать вещи, принадлежащие персонажу, но собой что-нибудь говорить в творческом целом. И это для меня не являлось чем-то новым. Вспомните фламандские картины. В спокойной атмосфере своего кабинета человек. На бархате его стола разбросаны какие-то из принадлежащих ему вещей. Он считает золотые монеты. Что-то из вещей, имеющих прямое отношение к тому, чем он занимается, прикреплено на стене кабинета. В окне вы видите корабль, который, возможно, загружен золотом или еще чем другим, привезенным из Индии или Африки. Он пришел с деньгами для этого человека или с грузом, от продажи которого тот выручит деньги. Все говорило вам о том, кем мог быть данный человек».
   В 1941 году Арнольд Ньюман показал свои фотографии Бьюмону Ньюхоллу, куратору нью-йоркского Музея современного искусства, автору «The History of Photography» – первой иллюстрированной книги по истории фотографии, и его жене Нэнси Ньюхолл, автору ряда критических статей о фотоискусстве. Супруги пришли в абсолютный восторг и посоветовали молодому человеку показать свои работы Альфреду Стиглицу. «Мне предстояло увидеть Бога», – вспоминал Ньюман о своих впечатлениях. Если это и было преувеличением, то не таким уж большим: авторитет Стиглица был в то время непререкаем не только в фотографии, но и в других видах искусства. «Бог» одобрил работы 23-летнего фотографа и отправил его к владельцу маленькой, но популярной галереи «A-D» Роберту Лесли. В том же году состоялась первая выставка Ньюмана и Музей Современного Искусства Нью-Йорка приобрел несколько его работ. Даже в наше время это было бы знаковым событием для фотографа, а в начале 1940-х годов, когда фотография только пробивала себе дорогу в музеи, значение этого события трудно переоценить.
   С этого времени карьера Арнольда Ньюмана «пошла» – иногда стремительно, иногда стабильно, но всегда вверх. Он фотографировал знаменитостей, среди которых были служители искусства – писатели, артисты, художники, даже фотографы; политики – на его счету более 10 президентов США, не считая всяких министров и сенаторов; финансисты и промышленники – Иван Бески, потрясавший своими наглыми авантюрами американский рынок акций (Ньюман называл проведенный с Бески час самым трудным в своей жизни), ну и конечно Альфред Крупп, о котором я расскажу ниже.
   После Второй мировой войны Ньюман был одним из самых известных в Америке фотографов-портретистов. В конце 1945 года в художественном музее Филадельфии открылась выставка «Как выглядят художники» («Artists Look Like This») пользовавшаяся невероятным успехом. Его фотографии не сходили со страниц и обложек ведущих журналов – «Harper`s Bazaar», «Life», «Newsweek», «Vogue», «Look», «Time» и многих других.
   В 1946 году «Harper`s Bazaar» заказал Ньюману портрет композитора Игоря Стравинского. «Это было одним из самых важных событий в моей жизни», – вспоминал фотограф. Композиция (лучше сказать – компоновка) фотографии проста, но очень тщательно выверена – ничего лишнего. По словам Ньюмана она напоминает тщательно выверенные композиции самого Стравинского. При этом он отмечал, что это скорее символический чем «environmental» портрет – но это замечание скорее говорит о ненависти мастера к ярлыкам.
   Два мастера еще не раз будут работать вместе: первой большой публикацией Арнольда Ньюмана станет фотоальбом «Браво Стравинский» («Bravo Stravinsky») вышедший в 1967 году.
   В 1954 году, путешествуя по Европе, Ньюман посетил знаменитого художника Пабло Пикассо. Вместо рекомендаций он захватил с собой небольшую книгу фотографий, посмотрев которые Пикассо заявил: «Эти фотографии мне знакомы. Вы должны меня сфотографировать». Они провели вместе несколько часов, Ньюман сделал бессчетное количество фотографий, придумав и воплотив несколько концепций художника. «Из всех кого я фотографировал, только Пикассо можно назвать человеком с пронзительным взглядом», – рассказывал он. Фотограф был так очарован этим открытием, что из первоначально «портрета в естественной обстановке» он обрезал все лишнее, оставив только взгляд – и в самом деле пронзительный, почти «демонический».
   Я хочу более подробно рассказать о другой работе Ньюмана, может быть менее знаменитой, но показывающей что фотография может быть страшным оружием. Речь идет о портрете Альфреда Круппа – крупного германского промышленника и военного преступника в одном флаконе.
   Когда Ньюман получил заказ от журнала «Newsweek» то первым его ответом был категорический отказ: он считал его чуть ли не дьяволом. «Прекрасно», – ответил представитель журнала, – «и мы того же мнения. Так что принимайтесь за работу». Фотограф согласился – уж больно интересной была задача. И он с ней справился как нельзя лучше. Но обо всем по порядку.
   «Меня проводили в какой-то кабинет, посадили за круглый стол с всякими вице-президентами, специалистами по связи с общественностью и сказали, что все отменяется, извините, дескать, но вы не можете фотографировать Круппа», – рассказывал он в интервью. – «Кстати я забыл сказать, его признали военным преступником и посадили в тюрьму. Потом – и это было действительно мудро – мы выпустили его из тюрьмы, вернули ему деньги, дворцы и все остальное. В конце концов, он все профукал, потому что был плохим бизнесменом. Просто раньше его поддерживало правительство: когда ему нужны были деньги, он получал их, потому что они нуждались в оружии».
   По всей вероятности среди «этих заносчивых нацистов», как Ньюман окрестил команду Круппа, были неплохие физиономисты: «Им хватило одного взгляда, чтобы решить, что я не собираюсь обращаться с ним по-дружески – и в этом они были правы». Фотограф понял, что если он хочет чтобы фотосессия состоялась – а сейчас он очень этого хотел – то должен немедленно что-то предпринять. И тогда Ньюман из всех сил стукнул кулаком по столу и заорал: «Да как вы смеете так со мной обращаться?!» Его собеседники были ошеломлены: они явно не привыкли к фотографам, ведущим себя подобным образом. Ньюман передал им книгу со своими фотографиями, чтобы они показали ее Круппу – пусть, дескать, сам примет решение. Все еще ошеломленные, они сочли за благо подчиниться. Через некоторое время кто-то подошел к фотографу: «Господин фон Болен Крупп примет вас». При встрече Крупп был вежлив и краток «Ваши работы просто поразительны, вы обязательно должны меня сфотографировать», – только и сказал он. (В скобках отмечу: реакция Круппа мало чем отличалась от реакции Пикассо).
   После этого Ньюман занялся приготовлениями к съемке. Он нашел прекрасное место с видом на огромную литую форму в форме буквы «П», которая стала естественным обрамлением кадра. Время от времени сопровождающие его «заносчивые нацисты» пытались что-то возразить, но фотограф грозил, что пожалуется господину Круппу и, в конце концов, они махнули рукой. Когда все было готово явился Крупп. Ньюман сделал несколько предварительных снимков, но понимал, что все это не то. «Будьте любезны, господин фон Болен Крупп, наклонитесь немного вперед», – попросил он. Тот подчинился. «У меня даже волосы встали дыбом – это было то, что доктор прописал!», – взволновано вспоминал фотограф этот момент – воистину «решающее мгновение». Он быстро нажал на кнопку – готово.
   После съемки он отправился в номер, отказался от приглашения на ужин и постарался как можно поскорее выбраться из «гостеприимного» города. Он осознавал, что у него в руках «настоящая бомба» и опасался за свою безопасность: «Когда меня везли в аэропорт, шофер поехал другой дорогой, через лес. Я перепугался, незаметно вытащил швейцарский нож армейского образца и уже собирался закричать: "Стой, а то я тебя прирежу", но тут показался аэропорт».
   Фотограф получил что хотел: трудно придумать более зловещий символ злодея-буржуя, этакого Мефистофеля XX века. Лучшую оценку фотографии дал сам Крупп: он пришел в бешенство и пообещал объявить Ньюмана персоной нон грата в Германии. К счастью он уже не обладал достаточной властью.
   Ньюмана часто спрашивали о фотографах, которые оказали на него влияние, или которых он предпочитает в настоящее время. Он всегда отвечал уклончиво, предпочитая не называть имен. «Вы хотите, чтобы я предал своих друзей, выделив одного из них?» – спросил он как-то особо докучливого репортера. Так же он предпочитал не отвечать на вопрос какую из своих фотографий, он любит больше, с кем из «моделей» ему было приятнее работать и тому подобное. Он просто продолжал работать. После фотоальбома «Браво Стравинский» («Bravo Stravinsky»), о котором шла речь выше, он выпустил еще более десяти книг, каждая из которых пользовалась повышенным успехом. Ньюман принимал участие в выставках, преподавал, ну и конечно фотографировал. Ему повезло – он дожил до начала XXI века, когда интерес к фотографии вспыхнул с новой силой. «... меня как будто вновь открыли», – с гордостью говорил он незадолго до смерти, – «Я боялся что меня забудут».
  Арнольд Ньюман посвятил фотографии без малого семьдесят лет жизни, не прекращая работать практически до самой смерти: «Мы с Августой (Ньюман говорит о своей жене – А.В.) заняты и активны как никогда», – заявил фотограф в 2002 году, – «Сегодня я снова работаю над новыми идеями, книгами, путешествиями – это никогда не кончиться и слава богу». В этом он ошибся – 6 июня 2006 года его не стало – внезапная остановка сердца. Как будто предчувствуя этот диагноз он однажды сказал: «Мы делаем фотографии не камерами. Мы делаем их нашими сердцами». 

Галерея:


 Комментарии

  Добавить комментарий
  Имя   Город
  0 из 500 символов
Введите код
«Комментарии, содержащие спам, флуд, нецензурную лексику, разжигающие расовую и национальную рознь, свержению конституционного строя и т.п. – УДАЛЯЮТСЯ без предупреждения»

Читать также


10.09.2013-18.08.2018
В канун 20 летнего юбилея ТО "Спокуса" проводит очередные пленеры
Далее...
29.05.2013-18.08.2018
Мы анонсируем новый проект Александра Уса "Я тут живу". Целью данного проекта является популяризация лучших живописных мест, городов, отдельных уголков, людей, составляющих образ страны, в которой я живу - Украины.
Далее...
11.01.2012-18.08.2018
Формируется группа для путешествию по Непалу. В сентябре 2013 года.
Присоединяйтесь. Справки по тел. 050 645 15 81. Стоимость от 1700 дол. США.
Далее...

Новости партнеров



Абстракционизм, автопортрет, блик, граффити, групповой портрет, движение, декоративность, динамика, жанр, импрессионизм...
Далее...

Интеръер, колорит, композиция, контраст, контур, кубизм, манера, масляная живопись, модель, модерн, натура, натюрморт, неоимпрессионизм, неоклассицизм...
Далее...

Ню, нюанс, основные цвета, оттенок, палитра, панно, пастель, пейзаж, пленэр, поп-арт, портрет, постимпрессионизм, ракурс, рама...
Далее...

Сентиметализм, силуэт, соц-арт, сюрреализм, темпера, фактура, фовизм, фреска, футуризм, штрих, экспрессионизм...
Далее...